13.08.2020

Кому наследуют наши технологии

Принято считать, что современное высокотехнологичное производство гранита возникло совсем недавно, не позднее конца 19 века. Более того – на этой почве рождается и множество мифов, суть которых состоит в недопущении создания многих великих сооружений древности иначе, как с помощью инопланетян либо неких абсолютно фантастических технологий. Однако подобные конспирологические теории, согласно которым плиты мощения габбро или гранита весом в 200 тонн вырезались и перемещались едва ли не с помощью антигравитации, неверны. И свидетельством тому – ряд археологических находок, обнаруженных на юге Европы.

Древние станки по распиловке камня

Первый станок, конструктивно мало отличающийся в рабочей части от нынешних механизмов, был найден в окрестностях Иерополиса – некогда крупной древнеримской колонии в области, называемой Фригией. Датой его изготовления считается примерно 250 год до н.э.

Второй, несколько более «молодой», обнаружился в древнем Эфесе, причем его остатки располагались прямо в развалинах бывшего каменного завода (судя по всему, использовавшего для производства плит белый мрамор, цветной гранит и черный габбро диабаз).

Третий раскопали на территории Турции, поблизости от города Греза, вместе с отдельными осколками плиточного материала, имевшего характерную пиленую поверхность.

Технологии распиловки камня, применявшиеся 2000 лет назад

Технологические принципы, по которым работали все три станка, и их конструктивные особенности были схожими, хотя использовали различные источники энергии. Наиболее древний, фригийский станок, приводился в действие системой ременных передач, передававших движущий момент от водяного колеса на коленвал с набором шатунов (ранее считалось, что подобная конструкция появилась лишь в 16 веке). Простое преобразование вращения в поступательное движение обеспечивало довольно высокую скорость реза, а быстрый износ металлического пильного полотна компенсировался дешевизной кованого металла и использовавшегося в роли абразива кварцевого песка.

Несколько более новые, эфесский и грезовский станки, отличались от собрата из Фригии одновременным применением нескольких режущих лезвий. Метод управления их системой установить не удалось – однако известно, что прочностные качества металла были выше, и римлянам удавалось распиливать на нем не только сравнительно мягкий мрамор, но и гранит (в т.ч., возможно, и черный гранит габбро). Учитывая, что инженерам величайшей империи древности оказалось под силу вымостить пиленым камнем десятки тысяч километров дорог и получить элитную брусчатку, удивляться высокотехнологичным станкам, работавшим без электричества, вряд ли стоит.

Реконструкция и испытание станков

Однако теория – не практика, и доказать на деле эффективность станков могла только их реконструкция. Огромный вклад в возможность ее осуществления внес немецкий специалист по древним механическим системам Фриц Маргартц (Fritz Mangartz) из Романо-Германского центрального музея, после чего для воссоздания рабочих моделей обратились к турецкому инженеру Нихату  Комюрцу-оглу (Nihat Kömürcüoðlu). Этот известнейший энтузиаст в деле реконструкции любых древних механизмов не только воссоздал точные копии станков, но и провел на них эксперименты по распиловке пород различной твердости.

Полученные результаты оказались следующими:

  • мрамор – производительность реза около 3 м2/час при глубине пропила 12 см;
  • гранит – производительность 1,9 м2/час при глубине пропила 10 см.

Таким образом, за 12-часовую смену, принятую в те времена, всего один станок мог обеспечить за год распил 300 кв. метров слябов. Иначе говоря, при стандартной ширине римского тротуара в 1,5 м – полотно из такого материала, как толстая черная плитка габбро, длиной в 200 метров.

версия для компьютеров